img_7512

Зараз потрібні не слогани, а молитва – глава Адміністративного апарату Київської Митрополії

Почему Церковь не включается в политическую борьбу, ведь в современном обществе, наэлектризованном противостоянием различных групп, подобное отстранение многими воспринимается как слабость позиции? Что предлагает Церковь обществу, в чем видит свою задачу? Как и чем она могла бы привлечь к себе «новых людей», стать более популярной? И вообще должна ли Церковь заботиться о популярности? Об этом – беседа с архимандритом Виктором (Коцабой), главой Административного аппарата Киевской Митрополии Украинской Православной Церкви.

– Отче, многие недоумевают, видя нейтралитет Церкви в вопросах политики и войны. Почему людям так хочется большей «политической определенности» Церкви? И может ли Церковь встать на чью-то сторону? И на чью?

– Еще Федор Достоевский указывал на то, что людям свойственна потребность в общности. Наиболее остро она проявляется в переломные моменты истории. Судьбоносные политические или военные решения выглядят незыблемыми и непререкаемыми только в том случае, если за ними стоит всеобщее одобрение. Когда срабатывает принцип коллективной ответственности: «все вместе». Если что-то пойдет не так, то пред судом истории и последующих поколений предстанут не столько отдельные личности, сколько все те люди, поддержавшие то или иное решение. Именно поэтому многим хочется быть уверенным в том, что однозначно на их стороне истина и правда. Я бы сказал: они жаждут «сакрализации» своих идей или идеологий. По представлению многих, предоставить эту «сакрализацию» может только Церковь, которая именем Бога способна освятить – сделать «священным» и «праведным» – тот или иной значимый социальный процесс.

Однако настоящее призвание Церкви состоит в ином. Мир лежит во зле, и выстроить в нем идеальное сообщество, «рай на земле или ее отдельном участке» – невозможно. Пред нами стоит гораздо более тяжелая задача – с помощью общественных, государственных, культурных и иных механизмов не дать миру рухнуть вниз, к состоянию всеобщего греха и разврата. Вспомним хотя бы пример Содома и Гоморры, где при наличии многих факторов, указывающих на существующее там благосостояние и комфорт, наблюдалось страшное внутреннее разложение. Как эта духовная гангрена была удалена с лица земли, уверен, напоминать не стоит.

Церковь старается хранить своих чад от подобного рода страшных падений. Ее призвание – свидетельствовать о Боге и вечности, помогать людям выстраивать свою жизнь на фундаменте веры и заповедей Господних, а также уклоняться от всего того, что может отвратить от Небесного Царствия. Эта задача первостепенного порядка. На ее фоне меркнут масштабные геополитические события, военные баталии или идеологии глобального значения.

Церковь не может себе позволить заниматься политикой. Нарушение данного правила было бы сравнимо с тем, если бы ученый, исследующий небесные светила, вдруг оторвался от своей работы и стал бы своим единственным телескопом колоть орехи. Да, с точки зрения приземленной прагматики, он бы кое-что сделал, добыв некое количество пищи. Однако с другой стороны, ученый практически наверняка поломал бы свой драгоценный инструмент и уже никогда не смог бы вновь вернуться к своим высоким занятиям. Если он – энтузиаст своего дела, это означало бы только одно – медленное затухание его карьеры и жизни.

В период правления большевиков из Русской Православной Церкви вышла группа священнослужителей, которые посчитали, что новые времена требуют новых религиозных подходов. На пьедестал они подняли идею обслуживания интересов власти и активного вовлечения Церкви в водоворот установившихся политических реалий. Это движение получило название «обновленчества», ему пророчили блестящее будущее на руинах «погрязшей в традициях» РПЦ… Прошли десятилетия. Канула в Лету большевистская власть, растворились в истории и «обновленцы», которые, заигравшись в политику, сами оторвали себя от живительной основы – Христа.

Такая судьба может постигнуть каждого, кто будет ставить политические или иные предпочтения выше Бога. Или данных Им обязанностей. Настоящий пастырь – это любящий отец. Он не будет кого-то из вверенных ему Господом детей любить больше потому, что тот «левый» или «правый». Тем более он не станет радоваться тому, что кто-то из его чад побеждает в расколовшей их общую семью междоусобице. Любящее сердце всегда стремится только к одному – примирить братьев, восстановить между ними мир, сделать все для того, чтобы они не убивали друг друга из-за разных политических идеологий, а плечом к плечу трудились во славу Божию.

– И всё же у Церкви есть четкая позиция по многим «горячим проблемам». Как часто вы слышите вопрос: «Какова официальная позиция Украинской Православной Церкви?»? И по какому в основном поводу?

– Этот вопрос приходится слышать довольно часто. Более того, практически ежедневные ответы на него уже стали обычной практикой. Сейчас наиболее остро стоит вопрос об отношении Церкви к конфликту на востоке Украины. Блаженнейший и представители священноначалия УПЦ неоднократно свидетельствовали, что наша Церковь против войны, которая раскалывает наш народ и наше государство. Нам нужен мир, который бы позволил прекратить братоубийственную вакханалию и приступить к созиданию новой Украины. Без взаимной вражды, ненависти, непонимания друг друга и на базе общей веры, культуры и истории, а также желания видеть свою Родину процветающей и сильной.

– Популярности идеи или сообщества во многом способствуют люди, с которыми эта идея или это сообщество ассоциируются. Кто сегодня в Украинской Православной Церкви наиболее харизматичен, кого можно было бы назвать «лицом УПЦ» – по аналогии с «лицами» брендов? И не стоит ли Церкви для продвижения себя в обществе позаимствовать технологию продвижения брендов?

– Церковь не должна и не может задаваться вопросом о позиционировании себя как бренда. Это свойственно только тем организациям, которые хотят продемонстрировать продолжительную историю поддержания чрезвычайно высокого качества своей продукции на фоне аналогичных ей товаров. Нам это не нужно. Ведь, если использовать вашу лексику, у нас попросту нет конкурентов. Это сравнимо с тем, если бы вам подарили весь чистый воздух планеты. Да, при определенных раскладах можно дышать и смогом, но сколько удастся протянуть в таких условиях без ущерба для своего здоровья? Уверен, что не очень много. К сожалению, духовное удушье не так заметно, поэтому у многих складывается ошибочное впечатление, что религиозная жизнь может быть разнообразна и сосредотачиваться вокруг тысяч разных «богов».

Наш Господь – путь, истина и жизнь. И Свет, разгоняющий греховный мрак. Представьте, что вы находитесь в темном подземелье, напичканном лабиринтами. Можно по ним просто блуждать, будучи уверенным, что это и есть настоящая реальность. А можно стараться изо всех сил вырваться на поверхность, согреваемую солнцем. Каждый неправильный шаг, каждый грех делает окружающую обстановку еще более темной, заставляя всякий раз сворачивать в более извилистые лабиринты. И вот, когда силы уже практически иссякли и не осталось никакой надежды, вдруг в подземелье начинает сиять свет. Он не только разгоняет тьму, но и указывает кратчайший путь наверх.

Отблески этого Божественного света заметны на людях, ведущих праведную жизнь. В первую очередь мне на ум приходит Блаженнейший Митрополит Онуфрий. Его глубокая вера, жизнь по евангельским заповедям и безграничная любовь к ближним отмечаются не только нашими соотечественниками, но и многими представителями других стран мира. Они считают нашего Предстоятеля образцом для подражания и своеобразным ориентиром, на который стоит равняться в условиях быстрых изменений окружающего нас мира. Изменений, большинство из которых тяжело назвать благом с духовной точки зрения.

В целом же, любой православный христианин, который любит Бога, старается жить, как заповедал Господь, и всеми силами борется со своими страстями и немощами, достоин того, чтобы стать своеобразным «лицом» Церкви.

– А насколько открыта сегодня Церковь? Каждого ли она готова принять? Невоцерковленный человек может ли «преодолеть входной барьер»? Или Церковь только для верующих?

– Церковь – это не закрытое и замкнутое элитарное общество, вход в которое обеспечивает доступ к эзотерическим знаниям. У нас нет кастовых или иных ограничений. Их введение – за гранью фантастики. Ведь невозможно, например, предотвратить восход солнца. Как и набросить на него огромный занавес с тем, чтобы пускать туда только избранных.

Тепло и свет, исходящие от солнца, ощутимы. Они влекут к себе многих из тех, кто блуждает в морозной мгле грехов и суеты. Господь Сам приводит людей в Церковь, зажигая в них пламя любви к вечности. Задача Церкви – помочь людям сохранить в сердцах этот огонь, сделав его по возможности ярче и сильнее.

Входных барьеров у нас не существует. Думаю, проблема состоит не в проникновении в ряды Церкви, а в ее доступности для тех, кто делает первые шаги к храму. Это касается возможности прямого и систематического общения новоначальных со священниками, способности общины быстро и эффективно принимать в свой круг новых членов, а также оказывать им на первых порах большое внимание и поддержку в вопросах воцерковления.

– Какой слоган был бы идеален для УПЦ сегодня, как вы думаете?

– Церкви не нужно придумывать слоганы. Она выше этого, поскольку тесно соприкасается с истиной, которая светит в триллион триллионов раз ярче, чем все рекламные огни мира. Все важное уже было сказано нашим Спасителем. Вспомните встречу Христа с самарянкой и ее вопрос, откуда она может черпать воду живую. Ответ Господа был однозначен: «кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4: 14).

Это и есть сердцевина всего нашего бытия. Ставка исключительно на разум, а также способность человечества гармонично и справедливо обустроить свое пребывание на земле себя не оправдала. Прошли тысячи лет, а идеальное общество до сих пор не построено. Не намного дальше продвинулись мы и в области познания. Знаменитая фраза Сократа: «Я знаю, что я ничего не знаю» – будет вечно нависать над нами, как Дамоклов меч, остужая безудержный оптимизм тех, кто считает, что раскрытие всех тайн Вселенной не за горами. Новые открытия подобны отпиранию очередных дверей, за которыми обнаруживается еще больше дверей. За ними – еще и еще. И так до бесконечности.

Это многих выбивает из колеи, поскольку они чувствуют, что их время уходит, а ничего стоящего внутри не остается. Помимо минимальных обрывков знаний из различных сфер, которые приоткрылись совсем чуть-чуть, невзирая на огромные тысячелетние усилия всего прогрессивного человечества.

В свете этого нужно признать: только Христос способен утолить жажду ищущих ответов на вечные вопросы. Ведь Он – самое ценное из всех сокровищ, которое мы можем найти на этой земле.

Сейчас нужны не слоганы. На данный момент необходима молитва – всех и каждого – о даровании мира и единения Украине. Мы должны сплотиться вокруг нашей Церкви и нашего Предстоятеля – и вместе непрестанно просить у Бога милости для нашей Родины. От силы нашей молитвы, нашего духовного единства зависит будущее украинской земли и ее народа. Политического или военного выхода из сложившейся на востоке страны ситуации в обозримой перспективе эксперты не видят. Однако то, что неподвластно человеку, возможно для Бога. Всегда стоит помнить об этом.

– Почему приходится делить журналы на православные и неправославные? Вот, например, в России 72% православных, в Украине – 58%, по официальной статистике. Это подавляющее большинство в обоих случаях – и логично было бы, если бы подавляющий процент прессы также был православным, не так ли? Почему же на обложках православных журналов красуется это слово «православный», словно предостережение для всех остальных: мол, вам тут читать нечего? Не слишком ли Церковь запугала невоцерковленных своей строгостью и сердитостью?

– Мне кажется, что проблема отнюдь не в «запугивании» со стороны Церкви, которого попросту в природе не существует. Упомянутое деление журналов зачастую происходит из-за того, что редакторский коллектив того или иного православного СМИ не знает, как работать со светской аудиторией, какие темы и какой формат могут быть для нее интересны. И как итог, издание идет по проторенной дорожке, ориентируясь на понятную и близкую часть общества, которой и сигнализируют надписью «православный журнал» о том, что он исключительно под нее и построен.

Надеюсь, что мы сможем переломить сложившийся порядок вещей. Для этого нам нужны нестандартные с точки зрения устоявшихся в православной среде воззрений проекты и инициативы. Нужны журналы, которые, не побоюсь этого слова, взрывают сформировавшиеся в обществе мифы и стереотипы о нашей Церкви.

pravlife.org

© 2013–2014 Офіційний сайт Київської Митрополії Української Православної Церкви

Передрук матеріалів тільки за наявності посилання

Зворотній зв'язок info@mitropolia.kiev.ua